зарплатаАбсолютно безвозмездно и бескорыстно подскажу пиарщикам президента и премьер-министра очень сильный месседж – в 2017 году украинцы стали зарабатывать больше, чем до кризиса. Об этом свидетельствуют данные Государственного комитета статистики.

Так, средняя зарплата в декабре 2017-го составила 8777 грн, а ровно 4 года назад этот показатель был 3619 грн. Если сравнить эти суммы с учетом более чем двукратной инфляции за это время, то все равно получим 6%-ный рост реальных трудовых доходов. Важно, что в плюс вышли почти все регионы Украины.

Единственной областью, в которой зарабатывают меньше, чем до кризиса, остается Луганская.

Президент с премьером наперегонки рапортуют о малейших победах и достижениях, но такую важную экономическую веху, по сути победу над последствиями кризиса, проигнорировали. Не думаю, что аналитическая служба и коммуникационщики Администрации Президента и Кабмина пропустили такое зарплатное достижение. Так в чем же дело?


Слишком оторванным выглядит показатель Госкомстата о росте зарплат в глазах большинства работающих в Украине людей. А если смотреть на субъективные ощущения украинцев, отображенные в соцопросах, то Госкомстат взял данные о ЗП в какой-то другой Украине. Так, согласно исследованию Center for Insights in Survey Research, 64% опрошенных в декабре украинцев заявили, что их финансовое положение за последние 12 месяцев ухудшилось. Напомним, что за это же время, согласно Госкомстату, наблюдался один из наиболее существенных ростов реальной ЗП за всю украинскую историю. Стоит учесть, что участники соцопросов склонны занижать свое благосостояние. Но чтобы так разительно!

Что не так с украинской зарплатой?

Так в чем же дело? Во-первых, рост зарплат в 2017 году очень “кластерный” – львиная доля прироста средней ЗП произошла благодаря двукратному увеличению минималки до 3200 в начале прошлого года. Если бы не “административный” рост минимальной ЗП, которую, по данным Минфина, получали около 3 млн работников, то реальная средняя заработная плата была бы еще далека от докризисного уровня (реальный рост минималки за 4 года почти 50%).

Вторая проблема более структурная – никто достоверно не знает, насколько далеки официальные показатели от реального положения на рынке труда: где, как и за какие деньги работают 16,3 млн украинцев. И это действительно большая проблема. Данные по рынку труда – важнейшая часть экономической статистики. Не зря же американский аналог Госстата называется Bureau of labor statistics.

В одном из последних исследований VoxUkraine составил структуру занятости в Украине.

Картина печальная. Государственная статистика, а значит, и правительство, достоверно знают, что происходит с зарплатами менее чем одной трети всех работающих украинцев, а именно тех, кто работает на государство или в госкомпаниях.

Еще четверть всех занятых (26,3%, или 4,2 млн) официально трудоустроены в частных компаниях. Тут погрешность данных Госкомстата намного больше, основная причина – зарплаты в конвертах. О приблизительном размере “погрешности” можно судить по разнице между цифрами статистики, которую дают всеукраинские сайты по поиску работы, такие как work.ua или rabota.ua. В течение 2017-го разница между цифрами Госкомстата и work.ua составляла 20-25% в пользу частного сектора. А если учесть, что в вакансиях сайтов обычно даются цифры “чистая ЗП на руки” (чтобы к этому показателю привести данные Госкомстата, из них еще нужно отнять 18% НДФО), то разница будет уже около 40%.

Еще более запутанная ситуация с ФОПами и сотрудниками ФОПов (вместе они составляют уже весомые 17%, или 2,77 млн). Часть их доходов можно оценить по официальным статистическим данным “о деятельности субъектов большого, среднего, малого и микробизнеса”. Украинские ФОПы далеко не миллионеры, среднегодовой доход за 2016-й (за прошлый год еще нет данных) составил 302 000 грн, или чуть больше 25 000 грн в месяц. Наемные сотрудники ФОПов за 2016 год в среднем получили всего 25 000 грн, или очень скромные ежемесячные 2000 грн. Но это данные только об официальной части. Если ФОПы получают оплату кешем без регистрации или платят работникам в конвертах, то эти суммы никто не видит.

О доходах еще четверти (25,2%) работающих украинцев вообще почти ничего не известно: часть этих людей работают неофициально – без какого-либо оформления или регистрации, еще часть – самозанятые, но не ФОПы.

Большая лотерея

Если коротко – о трудовых доходах около 10 млн украинцев (или почти ⅔ всех работающих) Госкомстат и правительство знают ненамного больше, чем ничего. Можно ли с таким уровнем неопределенности принимать качественные решения, касающиеся социальной политики и политики занятости? Ну, и в лотерею очень редко можно выиграть.

Министерству социальной политики хватит прятать голову в песок и отчитываться об успехах, оперируя цифрами Госкомстата. Пора признать проблему и незнание, и начать изучать реальное состояние дел на рынке труда в Украине.